Онлайн энциклопедия ЦСКА

Люди и события
 
 

Мандрыкин Вениамин Анатольевич

1187517998s.jpgМандрыкин Вениамин Анатольевич
Родился во Владикавказе
30 августа 1981 года
Рост 188 см.
Вес 84 кг.
Гражданство: Россия
Вратарь
Воспитанник спортивной школы "Спартак" (Владикавказ).
Выступал за команду "Алания" (Владикавказ) в 1998 - 2001 годах.
В ПФК ЦСКА с июля 2001 года

По словам Мандрыкина, в детстве ему очень нравилась игра голкипера сборной Аргентины Хорхе Гойкоэчеа. "Я просто наслаждался его игрой во время чемпионата мира 1990 года. Очень ярко он там выступал. Помню, что его называли Королем пенальти". К слову, самому Мандрыкину тоже удалось преуспеть в этом компоненте игры. 19 августа 2000 года в матче с "Черноморцем" при счете 1:1 тогда еще голкипер "Алании" отразил два пенальти и не позволил ни Призетко, ни Коваленко забить победный гол. Мандрыкин стал самым молодым вратарем, отразившим два пенальти в одной встрече.

ЛЮБОПЫТНЫЕ ФАКТЫ из биографии Мандрыкина

Дебютировав 25 октября 1998 года, выйдя на замену на 77-й минуте матча с "Жемчужиной" в возрасте 17 лет и 56 дней, Вениамин Мандрыкин стал самым молодым вратарем, выходившим на поле в чемпионатах России.
Спустя почти год, 21 августа 1999 года, за 9 дней до своего 18-летия Мандрыкин впервые вышел в основном составе и, отыграв весь матч с "Сатурном" на "ноль", стал самым молодым вратарем, добившимся подобного результата.

Свой путь в дворовом футболе Мандрыкин начал вовсе не в качестве вратаря, а нападающим. Хотя тяга к тому, чтобы отбивать мячи, у него была. "Даже когда играл на поле, мне все время хотелось забежать за вратаря и отразить удар", — говорит Мандрыкин. Ну а первый тренер поставил Мандрыкина в ворота после того, как один из вратарей его команды получил сотрясение мозга. "С тех пор я рамку уже не покидал", — говорит голкипер ЦСКА.

— Сейчас не жалеете о том, что приходится отбивать мячи, а не поражать ворота соперников?

— На тренировках иногда хочется погонять мячик. Но защищать ворота мне все больше по душе.

— Нет зависти к полевым игрокам? Их фамилии чаще высвечиваются на табло.

— Я себя обделенным в этом плане не чувствую. Если голкипер надежно делает свою работу, он не останется без внимания.

— А что для вратаря главное? Мнений здесь множество. Кто-то, например, считает: главное - ловить свои мячи и не допускать "пенок"…

— Я считаю, что вратарь должен выручать. Для этого он и стоит в воротах.

— А если возникнет ситуация, когда на последних минутах нужно будет отыгрываться, пойдете в чужую штрафную?

— Возможно. Если у меня будет возможность помочь команде и спасти игру, почему нет? Но не для того, чтобы стать героем. Нет. Героем можно себя показать и в воротах.

— Часто в карьере случалось так, что весь матч играли надежно, а в концовке пропускали гол и вас делали крайним?

— Прежде всего это очень обидно для вратаря. Вытащить пять-шесть “мертвых” мячей, а в концовке пропустить — очень обидно. А если еще и ошибся... Когда команда выигрывает - это одно, на твою ошибку и не посмотрят. Если проиграли из-за твоей оплошности - совсем другое дело. Некоторые, правда, говорят: вот, мол, чего вы все вратаря ругаете? Ведь если бы не он, то счет разгромным бы был... Но это уже отговорки. Потерянные очки - они и есть потерянные очки. Обидно пропускать не только в концовке. Вообще обидно. Пропустил, допустим, в начале матча - и команда уже играет с другим настроением, выручил - уверенность у ребят появляется.

— Вы свою игру как оцениваете? Условно говоря, если команда выиграла, значит, и вратарь в порядке, как бы он ни сыграл? Или как-то по-другому?

— Когда команда выиграла, получила очки, все сглаживается. Даже если ты пропустил гол или два, главное, что есть положительный результат. А ошибки будут разбираться потом, вместе с тренерами. В моем случае - с Вячеславом Чановым. Обязательно проанализируем все мои недочеты, независимо от исхода матча.

— Сергей Овчинников, отвечая на такой же вопрос, сказал, что ему все равно, сколько голов он пропустит, — хоть пять, лишь бы “Локомотив” забил шесть и выиграл. “Пусть я буду самым слабым звеном, — сказал Сергей. — зато мы будем побеждать”.

- Согласен с Сергеем в том, что главное — это победа. С другой стороны, если мы раз выиграем 6:5, другой, то руководство начнет искать на твое место другого человека. Я понимаю, почему Сергей так сказал, и придерживаюсь того же мнения. Но так просто не бывает. Если твоя команда начнет пропускать по пять голов, ее ворота будет защищать другой вратарь.

- Вы вообще большое значение придаете оценкам вашей игры со стороны прессы, болельщиков? Или собственная оценка весомее?

- Самое большое значение я придаю оценке Чанова. В первую очередь прислушиваюсь к его мнению: Вячеслав Викторович с профессиональных позиций все мне растолкует. Важны оценки Газзаева, других тренеров ЦСКА. Остальные оценки чаще всего весьма поверхностны. Красивый прыжок или ошибку на выходе заметят, а работу, предшествовавшую этому, - нет. Например, мяч мне в руки попал. Кто-то скажет: подумаешь, велика заслуга! А тренер посмотрит глубже и увидит, что я прочитал, зряче пришел в это место и сыграл надежнее, чем если бы мне пришлось прыгать. Допрыгнешь или не допрыгнешь - большой вопрос.

— Просто как то, отвечая на вопросы армейских болельщиков, вы очень негативно высказались про людей, выставляющих послематчевые оценки. Мол, знаю я, кто эти оценки ставит...

— Есть профессионалы, есть любители. Есть люди, которые разбираются в футболе, понимают игру, а есть полные дилетанты. В результате в отчете о том, что было на поле, ни слова, а то, чего не было, появилось. Это не только мое мнение. Мы же читаем газеты, обсуждаем между собой.

— Это как рассказывал Валерий Карпин: “Наутро почитаешь, что о твоей игре написано, и невольно задумываешься: а играл ли я в том матче?”

— Вот-вот, я что-то похожее тоже недавно говорил. Приходит журналист на стадион после матча и у болельщика спрашивает об игре. Тот ему рассказывает - получается отчет о матче. Создается порою такое ощущение.

— Вениамин, какими еще областями футбола вы интересуетесь, кроме непосредственно тренировок и игр? Может, контрактной системой, агентскими делами, взаимоотношениями болельщиков и милиции?

— В агентские дела, в контрактную систему я не влезаю. Так, бывает, что прочитаю где-то что-то, услышу от кого-то. Словом, интерес на любительском уровне. Интересно же! Но у меня тот же объем информации, что и у всех, профессионально я этими темами не владею. “Взаимоотношения” болельщиков с милицией часто после матча по телевизору видел. Но в последнее время подобных сюжетов стало немного. И это очень хорошо.

— Часто с коллегами обсуждаете западный ? Вообще, любите смотреть игры европейских команд?

— Конечно. На базе в свободное время обязательно смотрим, обсуждаем.

— Кто из вратарей в российском футболе, мировом, может быть, советском произвел на вас наибольшее впечатление?

— Какого-то идеала у меня нет. Если брать последний чемпионат мира, могу сказать, что Кан и Рюшту очень хорошо сыграли.

— В финале, когда бразильцы забивали первый гол, была ошибка Кана, как считаете?

— Ошибка, конечно, была - не удержал он тот мяч. Но Кан вместе с Баллаком вывел Германию в финал. И кому придет в голову упрекать вратаря? Бразильцы все равно были сильнее, и без этой ошибки. Они в любом случае выиграли бы.

— От игр быстро отходите?

— Не сразу. Пока не проанализирую свою игру: где не так сыграл, что мог сделать... Если, конечно, неудачный матч. Ну а легче всего неудача забывается после следующей игры, более успешной.

— Насколько полезной для вас оказалась работа с Чановым? Скажем, игру на выходах, которую многие, в том числе и вы сами, называли “не идеальной”, удалось подтянуть?

- Мы уже который год работаем с Вячеславом Викторовичем, и я думаю, польза от нашего сотрудничества огромная. Это не только мое мнение. Я не могу сказать, что прибавил в игре на выходах, но люди говорят, что есть в этом компоненте прогресс. И это заслуга Чанова. — Для вратаря психология имеет, наверное, большее значение, чем для полевого игрока. Насколько игра вратаря, в частности ваша, зависит от настроения?

— Вот говорят все, что настрой на игру боевой должен быть. Это не расхожая фраза, так оно и есть. Вратарь все 90 минут обязан быть собранным, сжатым, как пружина, уж простите за этот образ. Чтобы, когда нужно, “разжаться” и выручить. Ведь вратарю, случается, необходимо “выстрелить” всего лишь один раз за матч. И этот самый момент не дай бог проспать. Чанов в нашей работе очень большое внимание уделяет психологии. Я бы даже сказал, что психология - основной компонент, над которым мы работаем. Многие говорят, что тренер вратарей в большей степени должен быть психологом. Вячеслав Викторович понимает, какое значение для вратаря имеет психология. Сам на высоком уровне играл, прочувствовал все на себе. И успокоит, и встряхнет, когда нужно.

— А бывает этот самый настрой на игру “не боевым”?

— Команда выходит на поле, и зрители видят: игроки собраны. А начинается игра — все куда-то пропадает. Так чаще всего бывает в матчах с соперниками, которые заведомо тебя слабее. На такие матчи подсознательно начинаешь настраиваться за день до игры, за два. За два дня очень тяжело собраться. Закончилась игра - нужно начинать готовить себя к следующей сразу, не важно, через три дня она состоится или через неделю. Но и зацикливаться не стоит. Нельзя думать только об игре. Вот как раз в таких ситуациях очень большая польза от психолога.

— И как это выглядит? Всю неделю ходите, стучите себя по голове и говорите: “Пять дней до игры, четыре дня до игры...”

— Примерно так. Только в подсознании.

— Футбол — это для вас только работа, способ зарабатывания денег?

— И это тоже. Но без желания, без любви к футболу ни один, даже самый талантливый футболист не заиграет. Если работать без желания, не любить свое дело - успеха не добиться.

По материалам спортивной прессы за 2002-2003 год.

Метки:

Оставить комментарий

Вам надо войти, чтобы оставлять комментарии.